Слово за слово... с пианистом Александром Музыкантовым

«Слово за слово» — необычная рубрика «СН», в которой мы предлагаем нашему гостю рассказать о первых возникших ассоциациях, озвучить первые вспомнившиеся истории и случаи из жизни, которые связаны с названным словом или обозначаемым им понятием. Сегодня у нас в гостях пианист, лауреат многочисленных международных конкурсов, выпускник белорусских и зарубежных музыкальных учреждений образования, солист Белорусской государственной филармонии Александр Музыкантов.

Фото: muzykantov.com

Гастроли. Очень их люблю! Для меня они всегда связаны с радостью, я воспринимаю их как своеобразное приключение. Ведь, если задуматься: что наиболее тяжело переносится в жизни? Рутина! Гастроли словно прорывают это однообразие, обогащают жизнь.

К счастью, мне достаточно легко даются переезды. Но больше всего я ценю в гастролях то, что в таких поездках открываю для себя новые места и знакомлюсь с новыми людьми. Это на самом деле очень интересно, это дает много самых приятных впечатлений — иногда даже теряется счет времени, так увлекает поездка. Причем мне интересен каждый мой выезд. Будь то длинные, с полмесяца гастроли, как были, например в Китае или в России, или короткие поездки, как, скажем, сегодня, в Светлогорске.

Классика... ассоциируется со словом «правильно». В моем понимании классика — это то, что возникло не на пустом месте, а построено на основательном фундаменте. Когда что-то возникает «из ничего», оно может быть харизматично, амбициозно, но, как показывает жизнь, недолговечно.

Вообще я, скорее, из тех людей, кто очень уважает традиции. Я очень люблю учиться и считаю, что без знания основ того, чем ты занимаешься, очень сложно достичь успеха в выбранной сфере. И поэтому для меня большой комплимент, когда в отношении того, как я исполняю то или иное музыкальное произведение, говорят, что это — классический вариант звучания.

Фото: muzykantov.com

Музыкалка. Так давно это было! Можно сказать, что поступить туда было больше моей инициативой — родители просто прислушались к моей настойчивой просьбе и отдали меня учиться играть на фортепиано. Так получилось, что в музыкалку я пришел раньше, чем в общеобразовательную школу. В итоге до 11 лет я проучился в Осиповичской музыкальной школе, чему очень рад.

Поэтому музыкалка у меня связана только с детством. И это очень теплые воспоминания. Мне всегда нравилось ходить в музыкальную школу. Во-первых, там было очень много моих друзей. А во-вторых, и это, пожалуй, самое главное, в музыкальной школе большинство занятий были индивидуальными. Ни в общеобразовательной школе (а я учился в то время, когда в классах было по 30-32 человека), ни в секции или в кружке такого нет. Зато приходишь в музыкалку — и целый час (а если повезет — два часа) преподаватель занимается только с тобой. Такие занятия мне безумно нравились!

Одаренность. Это самый настоящий подарок свыше. Но, говоря об одаренности, наверно, нельзя не сказать о способностях. Так, были проведены исследования, которые подробно изучили, что такое музыкальное дарование, что такое музыкальные способности и что такое музыкальный талант — не вдаваясь в суть, отмечу, что все вышеперечисленное имеет разные критерии. И исследователи пришли к выводу, что у каждого ребенка есть определенные музыкальные способности, то есть каждый человек в той или иной степени одарен. Вопрос в том, что нужно выбрать правильный путь, чтобы развить имеющиеся способности. С одним учеником преподавателю предстоит долгий, трудный путь. Но есть и те, у кого сила дарования настолько велика, что она буквально вырывается наружу. Как, например, у Моцарта. Его заслуженно считают одним из лучших мировых композиторов, музыкантов-виртуозов. И ему не нужно было обучаться игре: он увидел, как играют музыканты, взял скрипку и сам начал играть.

Фото: muzykantov.com

Но, как мне кажется, одаренность предполагает определенную ответственность. Любая нереализованность, сокрытие таланта — я сейчас говорю уже в целом, не используя терминологию исследования, о котором рассказывал выше, — рано или поздно выльется в негативные, может быть, даже разрушающие явления.

Ноты. Я люблю играть по нотам так же, как и без них. Сегодняшний концерт я играл без нот. И для меня играть так — даже проще! Хотя были и есть такие музыканты, которые любят играть только по нотам. Например, Святослав Рихтер, один из крупнейших пианистов ХХ века. В последний период жизни Святослав Теофилович играл только по нотам, мотивируя это тем, что так он чувствует себя честнее по отношению к композитору.

Но, на самом деле, играть по нотам и играть без нот — это два совершенно разных процесса. Когда я исполняю произведение по памяти, я немного более раскрепощен. Мне кажется, что так я словно нахожусь в соавторстве с композитором, словно я немного вкладываю себя в исполняемое произведение. А играть по нотам — значит быть типичным проводником от композитора к слушателю. Ведь когда перед глазами нотный текст, начинаешь невольно акцентировать внимание на него и играть строго по тексту, соблюдая все до единого параметры, отмеченные композитором — включая различные интерпретационные моменты.

Озвучу, возможно, неожиданную ассоциацию, но сейчас ноты для меня во многом связаны с книжными магазинами. В каждом городе, где я бываю, я стараюсь попасть в подобный магазин, посмотреть или даже приобрести, если повезет найти что-нибудь интересное, нотное издание. Я, конечно, понимаю, что сейчас все можно скачать из интернета и распечатать... Но мне все же важно иметь издание, которое будет красиво оформлено, которое будет приятно поставить на рояль. Так приятнее разучивать новый репертуар.

Фото: muzykantov.com

Рояль. Это друг. Убежден, что только в таких отношениях можно с ним быть. Если начинать «воевать» с инструментом, ничего дельного не получится.

Причем дружить надо с любым роялем, каким бы он ни был. Я много гастролирую и, соответственно, встречаю много роялей. У вас в школе искусств хороший концертный рояль, на нем мне игралось легко. А иногда я встречаю не самые хорошие рояли, «непробойные», если можно так сказать. Но самый лучший мой друг — это рояль, который стоит у меня дома. Надо сказать — особенно люблю играть дома, к счастью, это получается достаточно часто. И, к счастью, это не вызывает никаких проблем с соседями — у нас дом музыкантов, поэтому удается договариваться.

Фамилия. О моей фамилии спрашивают нередко — она и вправду говорящая. Многие даже уточняют, псевдоним это или нет. Говорю честно: фамилию я не придумывал, она — от папы.

Честно говоря, мне не удалось узнать о происхождении своей фамилии. Вообще, Музыкантов — фамилия достаточно распространенная. Правда, среди Музыкантовых я не встречал ни одного исполнителя, в частности, пианиста. Кстати, в моей семье, по папиной линии, я — первый музыкант. И я очень рад, что мне посчастливилось найти то, что настолько увлекает и вдохновляет меня.