ГОЛОСистая заявка о себе

Егор Шаранков о закулисье проекта «Голос», работе у маэстро Финберга и подготовке к отбору на «Славянский базар»

Фото из личного архива Егора Шаранкова

Молодой светлогорский исполнитель Егор Шаранков не перестает радовать своих поклонников. Не так давно стало известно, что наш земляк вошел в десятку финалистов отборочного тура за право представлять нашу страну на XXVI Международном конкурсе исполнителей эстрадной песни «Витебск» — он традиционно проходит в рамках фестиваля искусств «Славянский базар». Не успели мы постучать по дереву, чтоб не спугнуть удачу, как Егор дал еще один повод подержать за себя кулачки: юноша прошел «слепые» прослушивания украинского шоу «Голос країни — 7». Теперь наш земляк в числе 64-х финалистов, которые будут бороться за победу в этом конкурсе. Корреспондент «СН» встретилась с Егором, чтобы поздравить его и разузнать подробности прошедших радостных событий.

«Вписаться» в формат и показать себя

— Проект «Голос» сегодня очень популярный: уверена, поучаствовать в нем мечтают многие исполнители. Но, насколько знаю, «слепые» прослушивания — это нечто вроде финального отбора на «Голос». Действительно ли перед «слепым» отбором конкурсанты проходят несколько предварительных испытаний, или все это — выдумки для поднятия популярности шоу?

— Не буду скрывать, я давно хотел попробовать себя на этом проекте и очень рад, что смог пройти прослушивание. Честно говоря, не ожидал такого серьезного и долгого отбора. «Слепые» прослушивания дйствительно не единственный этап отбора на шоу. Перед ними проходят предварительные прямые кастинги. Порядок простой: пришел на отбор, заполнил анкету и спел.

В Украине предварительные кастинги длились неделю. И каждый день было огромнейшее количество желающих: около тысячи каждый день. Вообще, сейчас «Голос» — очень масштабный и популярный проект, сейчас он идет в 62 странах.

Фото из личного архива Егора Шаранкова

— Одна из белорусских исполнительниц, пробовавших свои силы на «слепом» прослушивании, говорила журналистам, что организаторы «Голоса» выставляют определенные требования к песням для финального отбора. Речь шла о том, что композиция каждого участника должна «вписываться» в формат шоу...

— «Голос» — это, прежде всего, телевизионный проект. И, понятно, у него есть свои рамки и правила. С одной стороны, организаторы нацелены на каждого участника, они хотят найти кого-то интересного, необычного. С другой, «Голос» — это все-таки шоу. Значит, проект должен привлекать зрителя.

Насчет требований к песне: не могу сказать, что участникам указывали, какие песни можно исполнять, а какие — нет. Перед «слепыми» прослушиваниями меня попросили выслать несколько песен в моем исполнении. Я скинул репертуар, который максимально показывает мои способности: в основном это были лирические композиции. «Back in the USSR» была единственной энергичной песней из всех, что я выслал на «Голос». В итоге для «слепого» прослушивания выбрали именно эту песню.

Без пяти минут абитуриент медуниверситета

— Закулисье «Голоса» отличается от других проектов? И правда ли, что на таких шоу участнику дается подробный сценарий, по которому конкурсант должен работать в кадре?

— Очень круто, что в этом проекте нет ничего подобного: нет сценариев, нет наигранных сюжетов. Конечно, нужна какая-то история, которая может рассказать о тебе судьям и зрителям. Ты же не можешь выйти на шоу «пустым», вроде: «Привет, я Егор, я спою вам песню»! Но не обязательно у участника должна быть какая-то сумасшедшая история: для этого шоу главное, чтобы рассказ был из жизни, а не выдуманным.

Чтобы составить такую историю, накануне прослушиваний с каждым из нас разговаривали сценаристы. Они спрашивали обо всем: откуда ты, чем увлекался в детстве и так далее. Пока я говорил, сценаристы зацепились на некоторые моменты, которые им показались интересными. После они составили несколько вопросов для интервью — именно на его основе составляется что-то вроде короткой визитки, которую показывают в эфире.

Фото из личного архива Егора Шаранкова

— Получается, история с медициной и вещим сном — не выдумка?

— Был такой сон, это правда. И в старших классах я действительно хотел стать медиком, мне очень нравится эта сфера. Даже с репетиторами усиленно занимался — все было серьезно. Но в выпускном классе я начал сомневаться: было чувство, что делаю что-то нет так, собираясь в медицину.

Как раз в том году было какое-то безумное количество конкурсов — они были успешными. Я задумался: раз у меня получается с музыкой, пением, надо заниматься этим дальше. Поговорил с родителями: сказал, как есть. Они поддержали, несмотря на то, что я резко поменял свое решение — огромное спасибо им, что дали мне возможность самому определиться с выбором!

И вот именно в тот момент, когда я уже решил, что буду поступать в музыкальный, я увидел, как мне кажется, вещий сон. Мне приснилась моя прабабушка. Она сидела в зале во время моего выступления и аплодировала. Я воспринял это как подтверждение: мой выбор правильный.

«На „слепом“ прослушивании я не видел и не слышал судей»

— Вернемся к «слепому» прослушиванию. Каково это — петь на сцене и не видеть реакцию судей?

— Безумно страшно. Серьезно: «слепые» прослушивания — то еще испытание. Они проходят очень напряженно: участников немало, поэтому уделить много внимания каждому просто невозможно. Например, у меня было всего две репетиции с музыкантами и бэндом — это, на самом деле, очень мало.

Сами прослушивания шли достаточно долго: за несколько часов ожидания было легко «перегореть». В какой-то момент я даже поймал себя на мысли, что мне, в принципе, уже не важно, повернется кто-то из судей или нет, пройду я на шоу или поеду домой. Я только хотел хорошо спеть, чтобы не опозориться перед зрителями.

Честно говоря, я даже не помню своего выступления. Когда смотрел эфир — сам удивлялся: неужели так все и было? Находясь на сцене, я не слышал, как судьи переговаривались между собой, не видел, как Сергей Бабкин, мой нынешний наставник в шоу, танцевал во время моего выступления.

Фото с персональной страницы Егора Шаранкова «ВКонтакте»

Вообще, на сцене все выглядит не совсем так, как на экране. Скажем, там не слышно, когда судья нажимает кнопку во время выступления конкурсанта (это значит, что он готов взять участника в свою команду). Звук нажатия кнопки потом «накладывается» отдельно. Вообще весь звук на съемках выводится на запись — со сцены очень сложно расслышать даже то, что тебе говорят. Плюс у меня проблемы со зрением: мало того, что я плохо слышал, так еще и не видел, кто со мной говорит! Кстати, на самом деле судьи довольно долго общаются с каждым участником прослушиваний — после для телеверсии делается небольшая «нарезка» разговора. Так что уже на прослушивании я услышал много ценного для себя. Вообще, весь этот проект — отличная школа.

— Егор, что ждет тебя теперь: ты поедешь на проект в Киев или каким-то образом участники могут совмещать «Голос» и все остальное?

— Ждет меня сумасшедший год! И это здорово, на самом деле. Пока я все успеваю — и даже не спрашивайте, как!

Сейчас я активно готовлюсь к отбору на «Славянский базар» — прослушивание будет уже в марте. Думаю, что в качестве одной из композиций на отборе будет авторская песня (точнее, музыка написана в соавторстве со мной) на белорусском языке, на стихи Якуба Колоса.

Фото из личного архива Егора Шаранкова

Кроме учебы — сейчас я на предпоследнем курсе Белорусского государственного университета культуры и искусств — с сентября прошлого года я работаю в заслуженном коллективе «Национальный академический концертный оркестр Республики Беларусь под управлением М. Я. Финберга». Кстати, сейчас оркестр готовит очень интересную программу, посвященную белорусским песнярам Якубу Колосу и Янке Купале. Но, если вдруг сложилось впечатление, что коллектив работает только с белорусскими песнями — очень ошибаетесь. В репертуаре много зарубежного материала и, между прочим, очень много гастролей. Я очень рад, что работаю там, а пройти школу Михаила Яковлевича очень почетно для каждого исполнителя. Он, надо сказать, очень строгий руководитель, но без дела не критикует.

Пока я буду участвовать в проекте «Голос», я буду ездить в Киев на встречи с наставником, репетиции и съемки. Кстати, мне очень повезло и с командой, и с наставником. Он открыт для общения, очень многому учит. У него актерское образование, и он делится со мной опытом, как работать с публикой, как войти в образ, передать его. Я шел на проект как раз за тем, чтобы набраться таких вот «штучек» от профессионалов.

— А еще, по твоим словам, ты шел искать себя. Но, как мне показалось, во время прослушивания Сергей Бабкин довольно четко обозначил твой образ: он увидел в тебе лирического героя, даже сравнил тебя с эльфом. Получается, на «Голосе» ты так и не выйдешь из привычного амплуа певца-романтика?

— Сейчас сложно говорить об этом. Но «Голос» хорош тем, что в проекте тебя не вгоняют в какие-то узкие границы: ты только такой — и все. Да, про тебя есть история, у тебя есть образ, но организаторы и наставник дают возможность попробовать себя в чем-то новом. У Сергея много задумок, это совершенно различные образы, дуэты. И мне они нравятся, они совпадают с моим ощущением себя. Так что мы действительно в поисках! У меня много планов — думаю, скоро читатели «СН» сами все узнают!

Фото с персональной страницы Егора Шаранкова «ВКонтакте»