Татьяна Станкевич: «Профессия учителя — одна из лучших в мире»

Самым важным явлением в школе, самым поучительным предметом,
самым живым примером для ученика является сам учитель.
А. Дистервег

Татьяна Станкевич с 1980 по 1985 год обучалась в Минском педагогическом институте имени Горького на историческом факультете. В 2014 году окончила Минский лингвистический университет. С 1991 года работает учителем английского языка в средней школе № 10. Учитель высшей квалификационной категории.

Фото: «СН»

— Почему вы выбрали профессию учителя?

— В нашей семье учителей не было. Мама с 1965 года работала на Заводе искусственного волокна инженером отдела труда и заработной платы. Она мечтала, что я пойду по ее стопам. Я училась в средней школе № 5, у меня вела историю Нина Артемовна Мохова — требовательный, строгий учитель, всегда готовый поддержать и посоветовать. Именно она повлияла на мой выбор профессии. Она привила мне сначала любовь к истории, а потом и к благородной профессии учителя. За то, что я стала учителем я благодарна также и Нелли Михайловне Боровик, чьи уроки русской литературы открывали красоту и благородство человека.

— Когда учились в школе, какие уроки вы любили, а какие — нет?

— Любимыми были предметы гуманитарного цикла: история, русская литература и, конечно же, иностранный язык. В школе я изучала испанский язык, которая вела Лариса Дмитриевна. Она тоже просто влюбила меня в этот предмет. Исторический факультет педагогического института готовил специалистов по таким предметам, как история и иностранный язык. Поэтому мой выбор пал именно на этот факультет. Как и всякий гуманитарий, я не очень любила алгебру и геометрию, хотя по всем этим предметам у меня были «четыре» и «пять» (по пятибалльной системе).

— О чем вы думаете по дороге в школу, из школы?

— Как каждый учитель, идущий на работу, думает о том, как пройдет урок, так и я по пути в школу прокручиваю то, что я должна рассказать, на что должна обратить внимание. Самое главное — как рассказать, что сделать, чтобы тяжелое стало легким, непонятное — понятным. А с работы я иду и просто дышу свежим воздухом, наслаждаюсь осенью ковром из желтых, красных листьев, зимой — снегом, переливающимся кристалликами всеми цветами радуги, весной — цветущими деревьями и липкими, зелеными листиками. Осознание, как прошел тот или иной урок, приходит позже, когда сажусь за рабочие планы на следующий день. Здесь — и анализ, и критика, и удовлетворение от своего труда.

— В каких классах (параллелях) предпочитаете работать и почему?

— Сейчас я работаю в трех параллелях: в 11-х, 10-х и 7-х классах. Мне, наверное, повезло, потому что у меня за все годы работы в десятой школе было три выпуска, когда я входила в класс первоклассникам и второклассникам, а прощалась с ними в одиннадцатом классе. На моих глазах они росли, становились выше своих учителей, превращались из маленьких мальчиков и девчонок с косичками во взрослых красивых девушек и статных, серьезных парней. Всегда приятно видеть этих повзрослевших ребят, получающих свой первый в жизни документ об образовании.

— Какие ваши личные качества считаете особенно полезными в учительской работе?

— Возможно, терпение, скрупулезность и любовь к детям — вот эти качества полезны в моей работе. Но, конечно, есть и недостатки моего характера. И всего скорее это индивидуализм. Я люблю делать все сама, надеюсь только на свои силы. Порой работа в команде, как говорят наши дети, «напрягает» немного.

— Каково ваше учительское кредо?

— Я считаю, что профессия учителя — одна из самых лучших в мире. И в то же самое время она — и самая тяжелая. Поэтому на протяжении всей своей жизни в школе фраза «Не бояться трудностей» всегда была со мной. Правда, сначала это относилось к жизни вообще, но потом я перенесла это и на свою работу. Никогда не было легко, но всегда пыталась идти вперед и вперед, преодолевая все препятствия.

— Как вы относитесь к тому, что некоторые ученики стараются проявить свою индивидуальность и отстаивают право на собственное мнение?

— Дети XXI века очень отличаются от предыдущего поколения. Они мыслят рационально, признают только точность и очень любят, когда их мнения и идеи уважают. Без уважения мнения учащихся, принятия их индивидуальности сейчас в школе делать нечего. Поэтому на уроках у нас часто звучат вопросы: «Каково ваше мнение?», «Как вы считаете?», «Что вы думаете?».

— Как вы подстраиваете процесс обучения под учеников, которым трудно дается учебная программа?

— Чтобы дети увлеклись предметом, чтобы у них все получалось, на каждом уроке стараюсь создавать ситуацию успеха для каждого, никогда не сравниваю ребенка с кем-то другим и всегда хвалю за хороший ответ, за успехи, пусть и маленькие. И никто не отменял индивидуальность в обучении, дифференциацию.

— Что является самым трудным в профессии учителя английского языка?

— Самое трудное — влюбить детей в свой предмет, показать важность английского языка в жизни. Важно, чтобы они не утратили интерес к предмету и пронесли эту заинтересованность через все 9 лет, когда наши дети изучают этот тяжелый, но увлекательный предмет.

— Какой вопрос, как педагогу, вы бы себе задали и как бы на него ответили?

— Спустя почти 40 лет работы в школе я задала бы себе единственный вопрос: «Выбрала бы я профессию учителя опять?» И, несмотря ни на что, ответила: «Да, выбрала бы, потому что без школы, без уроков, без детей не мыслю ни одного дня своей жизни. Школа — это моя жизнь».